«Музыка – набор звуков и не больше, если она ничего не двигает»

18/12/17. 11:19

«Музыка – набор звуков и не больше, если она ничего не двигает»

Chosen by Eywa — это Павел Горбачев (вокал и гитара), Антон Кочнев (бас), Антон Анашкин (ударные) и Степан Лобко (гитара). Несмотря на молодость группы, ребята успели поучаствовать в фестивале Ural Music Night, подали заявку на «Старый Новый рок» и совсем недавно выпустили и презентовали в альбом «Из глубины», который получился, по их словам, «личным, эмоциональным, эклектичным». UMM поговорил с музыкантами о них и об их слушателях.

Как вы поняли, что хотите создать группу? Как сформировался нынешний состав?

ПГ: Мы с Антоном (басист) начинали еще в Заречном, в 2011 году. Играли с друзьями, которые постепенно отдалялись от музыки, и мы остались вдвоем. Первую запись как CBYE сделали перед моим отъездом в США, чтобы показать, чем мы занимаемся. Когда я вернулся, к нам присоединилась наша подруга. Мы стали играть, записывать, проводить акустические концерты.

АК: Мы экспериментировали. У нас даже был инструмент наподобие кахона (ударный инструмент, представляющий собой коробку из дерева или других материалов), сделанный из деки (верхняя передняя поверхность инструмента) от акустической гитары.

ПГ: Мы делали все наобум, а получалось здорово. В 2014 году записали демо-альбом. Я переехал в Екатеринбург, Антон остался в Заречном, что способствовало творческому перерыву. К концу моего первого курса Антон (басист) «стал доступен», и мы по объявлению «ВКонтакте» нашли другого Антона, ударника. Степа – третий гитарист. К такому составу мы пришли в апреле-мае 2016 года.

Почему такое название – Chosen by Eywa?

ПГ: Эйва – дерево из фильма «Аватар», оно выбрало главного героя. Мы с Антоном (басист) прошли через несколько названий в 2013 году. Больше всех нам понравилось это, тем более тогда «Аватар» был релевантным. Музыка, как Эйва: не мы пришли к ней, а она к нам, мы выбраны ею, поэтому название в пассивном залоге.

АА: У каждой группы есть своя фишка. У нас – это редкое слово.

ПГ: И амбициозное. На концертах очень здорово звучит обращение к публике: мы избранные, а вы – избранные нами, значит, вы тоже избраны Эйвой.

Как именно вы преподносите себя публике?

ПГ: Мы не заперты в своем мире и понимаем, какой сейчас слушатель, какие мировые и локальные тенденции. Соответственно, мы реагируем на это. В итоге все песни получаются достаточно эмоциональными, и даже лирика заканчивается напряженно, особо чувствительно, остро. Наша группа не в вакууме, мы растем с нашими «избранными». Мы хотим, чтобы музыка была функциональна, а не просто существовала как арт-объект. Если музыка не подразумевает человеческого движения на концертах, мы стараемся это пресекать.

АК: Особенность нашей музыки в том, что Паша пишет о личных переживаниях и ситуациях, которые случаются в его жизни. Это помогает слушателю понять, что он не один, что с такими проблемами сталкиваются другие, что он может идентифицировать себя, сопоставить с лирическим героем песен и найти поддержку.

АА: Как группа, ребята, которые могут зажечь, отдаться делу и отдыхать под музыку, которую каждый играет. Мы – группа, которая не просто отыгрывает идеально от ноты до ноты каждую песню. Мы чередуем и лирику, и энергию. В наших силах заставить людей пуститься в пляс.

АК: Музыка является набором звуков и не больше, если она ничего не двигает. Это может быть что угодно: тело человека, его мысли или же деньги. Если же этого не происходит – это не музыка.

В таком случае, как ваша музыка влияет на ваше мировосприятие?

ПГ: Сейчас публика открыта, готова понять практически каждого и не просто услышать, и отпустить, а принять. Публика откликается на нашу музыку, она дает легкость, уверенность в людях и в себе, как в источнике определенного посыла, имеющего значение для кого-то. Музыка освободила от определенных барьеров, а публика позволила понять, что есть спрос и жажда вещей, которые ты делаешь.

АА: Когда ты приходишь на концерт и видишь, что у тебя большая публика, ты невольно восхищаешься: «Музыка, к которой ты причастен, может собрать столько людей!». Это очень мотивирует на дальнейшее творчество и развитие.

АК: Интересно осознавать, что слушатели не просто пришли на концерт, а пришли именно ради нашей музыки, чтобы попеть ее хором и насладиться моментом.

Как вы пишите песни?

ПГ: Хрестоматийные озарения происходят, и это случается довольно часто. Другое дело, когда эти озарения потом нужно дорабатывать, что очень скучно. Некоторые вещи идут из-под палки, некоторые – по щелчку пальцев. Не люблю редактировать тексты, я стараюсь оставить в первоначальном виде все, что пришло в голову. После написания отправляю ребятам, а они уже оценивают и вносят какие-то правки.

А как ваша инструментальная музыка приобретает физическую форму?

ПГ: Обычно я сижу дома и пишу, потом ребятам отправляю песню в демо-качестве. Мы встречаемся на репетициях, там ее редактируем. Для барабанов и бас-гитары я пишу некий каркас, а ребята сами обживают его, придумывая партии.

АК: Песня от репетиции к репетиции меняется, и к концу она может принять совсем иной облик.

ПГ: Песни ищут свой путь, свой вид. От концерта к концерту мы что-то меняем. Записываем, слушаем, понимаем, что нужно вычеркнуть, что оставить или упростить. Песни растут, образовываются.

АА: Есть и те песни, которые никак не изменишь уже, потому что они цельные, им не нужны никакие дополнения. И если вдруг на концерте какая-то песня начнет звучать по-другому, то все идет по плану.

Почему в ваших песнях отсутствуют многоголосия?

АК: Я работаю над этим. Это не так просто. Может, без инструмента еще получается, с ним весьма сложно.

ПГ: Мы идем к этому. Пока нам не хватает профессиональных навыков, чтобы строить многоголосия. Это здорово, мелодично, и когда мы будем уверенны в том, что мы можем, то будем делать это.

В интервью с Husky Tunes вы говорили о компромиссах. Как вы приходите к компромиссам внутри своей группы?

АА: Паша пишет музыку, а мы подстраиваем ее под себя, обсуждаем и, если понадобится, переделываем, меняем.

ПГ: Я всегда выслушиваю ребят, и, если их замечания имеют смысл, мы меняем что-либо. Я придерживаюсь своего видения только в некоторых моментах, например, когда это моя задумка, которая обязательно должна воплотиться в жизнь.

Насколько мне известно, всеми организационными вопросами занимается Павел. Почему бы не расшириться и не привлечь человека, готового вам с этим помочь?

ПГ: Я не доверяю никому эти вопросы. Ни своим, ни чужим. Мы не одни в лодке, у нас достаточно обширная сеть людей, готовых нам помогать и помогающих. Однако все основные вопросы проходят через меня. Мне нужно все контролировать и это проще делать, когда сам за это отвечаешь. Антон (басист) несет негласную ответственность за технику и ее работоспособность.

Если бы у вас была возможность сказать только одну фразу всему миру, что бы вы сказали?

ПГ: Ходите на концерты в России. Это единственный способ, с помощью которого музыкант зарабатывает деньги.

АА: Давайте жить дружно. 

АК: Вещь, которую я всегда всем говорю: дело не в том, что ты делаешь, а в том, почему ты это делаешь. Это самое главное в жизни.   

Автор:

Индира Габбасова
Комментировать: Bконтакте Facebook

Поделиться:

Лента новостей

Вся лента новостей