Blacklist: скрипка в чёрной музыке

26/04/18. 08:13

Blacklist: скрипка в чёрной музыке

Назвать скрипку редким или экзотическим инструментом не получится даже с самой большой натяжкой. Что в классике, что в народной музыке без неё практически никуда – и такое положение вещей сохраняётся уже многие века.

Но везде важен контекст. Например, в джазе и ритм-энд-блюзе старая добрая скрипка остаётся «гостем», сколь бы именитые музыканты её не использовали. Струнные ансамбли здесь используются скорее как оркестровая фишка, а в роли солистов куда более популярны гитаристы и разнообразные духовики.

Тем не менее, везде есть место удачным экспериментам, и можно с ходу вспомнить как минимум пять скрипачей, прославивших свой инструмент в рамках чёрной музыки. В сегодняшнем «блеклисте» речь пойдёт как раз об этих музыкантах.

 

 

Стефан Граппелли (Stéphane Grappelli)

То, что самый известный в мире джазовый скрипач родом из Франции, говорит о многом. Пока в Штатах набирал популярность новоорлеанский стиль с его страстью к медным духовым и кларнету, Европа предпочитала более романтичный, сдержанный звук. Граппелли, как и многие его коллеги, начинал с классической музыки и ресторанных шлягеров, но однажды услышал джаз в музыкальном автомате и влюбился бесповоротно.

Спустя несколько лет эта влюблённость превратилась в бурный роман, когда скрипач объединил свои усилия с франко-бельгийским цыганом Джанго Рейнхардтом (Ренаром), игравшим на гитаре замысловатую смесь из музыки своей народности мануш, континентальной поп-музыки и бесподобного свинга. Их коллектив на долгие годы стал самым известным европейским джаз-проектом, создав настоящий идиоматический образ музыки военного и послевоенного периода.

Даже сейчас, если вы слышите где-то гитарный проект, использующий в своём описании слова вроде «джипси-свинг» или «джаз-мануш», он на 99 % вероятности наследует этой музыке. И уж конечно в этом большая заслуга Стефана Грапелли с его невероятно живым и при этом филигранным исполнением. К слову, маэстро прожил долгую, полную творчества жизнь, вдохновив сотни музыкантов и записываясь с такими разными артистами, как Майлз Дэвис, Пол Саймон и даже Pink Floyd.

Слушать в первую очередь: Django Reinhardt «The Definitive Django» (2004)

 

 

Жан-Люк Понти (Jean-Luc Ponty)

Ещё один француз в сегодняшнем списке и с точки зрения современности не менее влиятельный, чем Граппелли – человек, который заставил скрипку звучать по-настоящему громко и самобытно. Будучи вначале оркестровым музыкантом, Жан-Люк со временем познакомился с джазом школы Дэвиса и Колтрейна. Одно время он даже вёл «двойную жизнь», днём играя классику, а по ночам активно осваивая клубную сцену Парижа.

Через сарафанное радио слава Понти доросла до национальных масштабов, а затем его персоной заинтересовались и в Новом Свете. К тому времени Понти уже выработал свой стиль, основанный на манере джазовых духовиков. Это было революционным шагом – прежде скрипка звучала именно как скрипка, без «выкрутасов». Помимо экспериментов с фразировкой, музыкант со всей страстью увлёкся звуковыми эффектами и искажениями, а также различными модификациями инструмента – пяти- и шестиструнными, настроенными на октаву ниже и т. д.

В начале 70-х Понти начал работать с такими звёздными клиентами, как Фрэнк Заппа и Элтон Джон. В конце концов, он перебрался в Штаты, где построил успешную карьеру. Будучи едва ли не монополистом, скрипач участвовал в массе самых разных проектов, включая работу с африканскими музыкантами и звёздами рока, джаза и фьюжна. Отдавая дань уважения Стефану Граппелли, нужно всё же признать: главным джазовым скрипачом в джазе XX века стал всё же его преемник.

Слушать в первую очередь: Jean-Luc Ponty «Upon the Wings of Music» (1975)

 

 

Михал Урбаняк (Michał Urbaniak)

Польский скрипач Урбаняк – ещё один пример того, как европейский музыкант перешагнул порог локальной славы и добился успеха за океаном. Будучи активным участником самобытной местной джазовой сцены, он со временем стал её «послом» за рубежом. Скажи мне, кто твой друг – и я скажу, кто ты: уже на старте карьеры Михал играл с такими грандами, как Збигнев Намысловский и Кшиштоф Комеда.

Впрочем, скрипка не была его единственной страстью. Переехав на несколько лет в страны Скандинавии, Урбаняк посвятил себя саксофону – и вновь передумал после возвращения на родину. Именно в амплуа скрипача он со своим коллективом Michał Urbaniak Group стал звездой европейских джазовых фестивалей. Всё это привело к эмиграции в США в 1973 году. Хоть на американской земле он и не смог добраться до коммерческих высот Понти, всё же поляк не затерялся и нашёл своё место на плодовитой фьюжн-сцене.

Подобно своему французскому коллеге-конкуренту, Урбаняк долгое время экспериментировал с инструментами, играя на пятиструнной электрической скрипке и специальном синтезаторе под названием «говорящая скрипка». Кроме того, считается (небесспорно), что Михал со своим проектом Urbanator стал пионером ещё одного смешанного жанра – джаз-рэпа в начале 90-х. Совсем не так уж плохо для скрипача из не самой передовой славянской страны, не правда ли?

Слушать в первую очередь: Michal Urbaniak «Fusion III» (1975)

 

 

Ноэль Пойнтер (Noel Pointer)

Прожив всего 39 лет, Пойнтер успел сделать удивительно много для чёрной музыки. В первую очередь он позволил раздвинуть границы восприятия жанров – начал он, как и многие, с академизма, затем заработал репутацию прекрасного джазового скрипача, после чего продолжил эксперименты с R&B и диско.

Ещё в возрасте тинейджера Ноэль активно сотрудничал с такими важными для чёрной музыки коллективами, как Love Unlimited Orchestra Барри Уайта и «домашнем» бэнде Apollo Theater Orchestra, играл в бродвейских шоу. Наконец, в 23 года началась его сольная карьера. Смесь наэлектризованного джаза с соулом пришлась слушателям по вкусу, и его записи получили не только коммерческое признание, но и одобрение критиков. Постепенно стиль Пойнтера стал больше тяготеть к ритм-энд-блюзу, но благодаря своему таланту он избежал традиционных обвинений в «продажности» и коммерциализации.

К сожалению, Ноэль Пойнтер не успел развить все свои идеи и замыслы (а ведь он занимался ещё и общественно-просветительской деятельностью) – его жизнь оборвалась из-за инсульта. Дело музыканта продолжила его вдова, основавшая Noel Pointer Foundation – некоммерческий фонд, помогающий получить образование юным скрипачам.

Слушать в первую очередь: Noel Pointer «Phantazia» (1977)

 

 

Кларенс Браун (Clarence «Gatemouth» Brown)

Несколько выбивается из всего списка мистер Браун, представляющий блюзовое направление чёрной музыки. Он играл не только на скрипке, но также на гитаре, мандолине, ударных, губной гармонике и, конечно, пел. Сама фигура Кларенса – это символ синтеза жанров. Играя в основном блюз, он смешивал его с кантри, джазом и целой чередой фолк-влияний.

В скрипичной манере Брауна многое взято из народной музыки. Вообще, в английском языке есть чёткое разделение между violin (скрипка в её классическом, академическом понимании) и fiddle (её народная разновидность – инструмент, который часто держат у пояса, а не на плече). В своей музыке мистер Кларенс объединил violin и fiddle, сблизив два непересекающихся мира.

Это и стало кредо музыканта: собрать воедино Новый Орлеан и Нэшвилл, блюз и кантри, народное исполнение и виртуозность, чёрное и белое. Таким его и запомнили.

Слушать в первую очередь: Clarence «Gatemouth» Brown «The Greatest Hits» (2014)

 

Автор:

Александр Ашбель
Александр Ашбель

Александр Ашбель

Создатель и руководитель фанк-группы Funky Bizness Gang
Комментировать: Bконтакте Facebook

Поделиться:

Лента новостей

Вся лента новостей